Бренд нижнего белья Weird Bird исследует тему женской сексуальности и феминизма, тенденции и новые тренды, которые совсем скоро прейдут и в Украину. Сегодня мы перевели статью о фруктовом фингеринге, как популярном явлении в социальных сетях. Хотим ответить на вопрос, это протест, эпатаж или провокация? Получившие распространите снимки в социальных аккаунтах Инстаграм фотографов Америки и Британии, становятся популярными и в нашей стране. И вот уже украинские фотографы делают попытки соответствовать тенденциям, но не наполняя снимки смыслом, только копируя форму без глубокого содержания. Кто же стоял у истоков фруктового фингеринга и почему, это больше, чем фото? Какую долю занимает феминизм и права женщин в этих снимках? И почему Интернет может стерпеть все, включая порно и жестокие видео, но блокирует фотографии кровоточащего апельсина?

Встречайте автора противоречивой серии Фруктовый фингеринг.

“Любопытство, волнение и юмор” это три слова, которые тут же приходят на ум Стефани Сарли, когда ей приходится описывать свою работу. И тем не менее новейшие серии ее трудов вызвали куда более сложные эмоции, от малодушного страха и отвращения до разнузданного фетишистского желания. Речь идет о работе под названием Фруктовый фингеринг, серии движущихся изображений демонстрирующих то как мясистые перезрелые фрукты нежно трут, тыкают и в конце-концов пенетрируют пальцами до тех пор пока их сочная начинка не вывалена наружу полностью. Как только Сарли выложила свою работу на Инстаграм - видео c кровавым апельсином - количество ее подписчиков взлетело вверх, перевалив за 100,000, но тем не менее довольно скоро ее работы начали вороваться, превращаясь в бездумные и непристойные мемы. И тем не менее, когда она пожаловалась на это Инстаграму, именно ее акаунт был заморожен, а работы - удалены. Почему? Из-за мнимого “неприличного содержания”, не смотря на тот факт, что все показанное было серией фруктов, таких же точно, как те, которые мы ежедневно употребляем. Помимо проблем с цензурой, Стефани также оказалась в ситуации где ей приходится защищать свою работу перед теми, кто отрицает, что то, что она делает, вообще является искусством. “Я не понимаю почему я все время должна защищать свои труды как искусство просто из-за того что оно современно или имеет сексуальную природу” сетует 27-летняя художница и иллюстратор, “Когда исскуство не имело сексуальной природы?

 

В совокупности, эти проблемы объемно говорят о латентном сексизме который подводит фундамент под наше общество одержимое изображениями, особенно когда это касается выражения женской сексуальности. Ведь, конечно же, это и есть то, что представляется в серии Фруктовый фингеринг Сарли: расширение женской сексуальности вместо ее подавления. Это проходит через все работы Сарли, будь то ее сюрреалистичные Монстры промежности, антропоморфные рисунки женских гениталий, или Орхипезды, причудливые изображения вульв под видом цветов. Здесь художница делится своими взглядыми на искусство, цензуру и на то, почему ее работы заставляют стольких людей чувствоать себя некомфортно.

Расскажи нам немного о себе и о том где ты выросла?

 

Я родилась и выросла в семье художников в Беркли, Калфорния. В старшей школе я всегда посещала местные арт и панк шоу. Брала с собой свой этюдник и проводила много времени в художественном классе, когда я прогуливала школу.

 

Что вдохновляет твою работу?

 

Я вдохновляюсь любовью и сексуальными желаниями. Равенство женщин и подвижность гендера являются большими точками в моем искусстве вместе с бодипозитив, сюрреализмом и абсурдом.

 

Что за история стоит за Фруктовым фингерингом?

 

Я купила несколько кровавых апельсинов чтобы поесть и пофотографировать и когда я была дома со своим парнем я импульсивно разрезала один из них и начала снимать. Я опубликовала первое видео на Инстаграм в конце декабря 2015-го и арт-критик Джерри Сальтц оставил комментарий, “Ты. Гений.” Я должна была продолжать. Второе видео с кровавым апельсином которое я опубликовала стало вирусным. Оно превратилось в мем и все проблемы с нарушением авторского права и цензурой на Инстаграм начались тут.

 

Почему, по-твоему, Фруктовый фингеринг заставляет людей чувствать себя настолько некомфортно?

 

Мне кажется это из-за того что вагины заставляют людей чувствовать себя некомфортно и это является сюрреалистичной репрезентацией вульв и вагин. Я бросаю вызов некомфортности своим искусством. Мне кажется необходимостью вызывать эту эмоцию, чтобы изменить то как люди мыслят. Люди становятся супер злыми и им становится неловко, в худших случаях это выявляет сексизм, гомофобию и угрозы насилием, в то время как они всего-лишь говорят о фруктах! Но есть также одобрение, смех и восторженность.

 

Каким образом это выражает идею о расширении прав и возможностей женщин?

 

Очеловечивая вагину, я ее де-стигматизирую… Это все о женской перспективе на секс и сексуальное познание.

 

Что по-твоему цензура Инстаграмом твоих работ говорит о том как общество видит женщин?

 

Это еще и о том, как общество видит искусство и толерирует его цензуру. Я вижу художников подвергающих свои работы цензуре для Инстаграм и как по мне, это что-то чем художники заниматься не должны, потому что это все равно что бросить полотенце и сказать что подвергать искусство цензуре это нормально. У Инстаграма жесткие и глупые установки, когда речь заходит о том что является искусством. Я видела так много разных художников теряющих профили из-за “непристойного содержания”. Я знаю, что женские тела подвергаются цензуре больше мужских. Меня злит, что мужчины могут демонстрировать свою грудь, а женщинам этого делать нельзя. Что это говорит о том как люди рассматривают мужскую сексуальность?